Самозащита
Персона номераОсобый репортажМонологЗавтрак с чемпиономСюжет человекаНон-фикшн
Генеральная линияТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыТурниры
Секция самбо
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Месть барона

Текст: Андрей Захаров.
Коллаж: Вячеслав Доронин.

Барон фон Мюнхгаузен — один из самых парадоксальных героев мировой литературы и истории. Человек, который никогда не врал и прослыл самым большим фантазером. Человек, который не совершил ни одного подвига и стал знаменит на всю планету. Человек, который рассказывал о явлениях, противоречащих законам природы, и именно этим заинтересовал ученых. Наконец, человек, который при жизни был предметом насмешек, а после смерти стал всеобщим любимцем. Согласитесь, к нему стоит приглядеться.

В 1761 году губернатор Ольденбурга граф Рокс Фридрих Линар опубликовал книжку Der Sonderling («Чудак»), в которую включил три рассказа об удивительных приключениях анонимного немецкого офицера на российской службе. Губернатор был любителем разговоров о морали и нравственности, а свободное время посвящал сочинению богословских трактатов и душеспасительных сочинений. Возможно, так он пытался отвлечь внимание граждан Ольденбурга от своих сомнительных финансовых операций, за которые четыре года спустя его с позором отправили в отставку. Читательского успеха книга не получила, и мы, пожалуй, сегодня и не вспоминали бы о ней, если бы не этот самый офицер, о котором впервые поведал Линар.
Хотя граф Линар не назвал имени своего героя, все знали, что речь идет о фрайхерре (дворянский титул, аналогичный барону) Карле Фридрихе Иерониме фон Мюнхгаузене, представителе известной в Нижней Саксонии фамилии. Родственники Фридриха Иеронима были весьма уважаемыми личностями. Например, Александр фон Мюнхгаузен занимал пост премьер-министра правительства Ганновера (столица Нижней Саксонии), а двоюродный брат Герлах Адольф являлся основателем и куратором Геттингенского университета, того самого, который позднее стал поставщиком квалифицированных кадров для Московского университета.
Карл Фридрих и в самом деле служил в России, причем начало его карьеры складывалось весьма многообещающе. В 1735 году 15-летним юношей он поступил в свиту владетельного герцога Брауншвейг-Вольфенбюттельского Фердинанда Альбрехта II, а два года спустя уехал в Россию к сыну Фердинанда — герцогу Антону Ульриху. Антон в тот момент числился женихом принцессы Анны Леопольдовны, внучки царя Ивана Алексеевича Романова и возможной наследницы российского престола. Привыкший к тесноте и скучному порядку немецких земель, юноша был ошарашен русскими просторами, суровым климатом и непонятными обычаями. Однако при российском дворе лейтенант фон Мюнхгаузен имел все шансы стать полковником или генералом, получить аристократический титул и приличные земельные поместья, что, разумеется, с лихвой компенсировало бы все неудобства.
В 1739 году Анна вышла замуж за герцога Антона. В 1740-м родила сына Ивана, низложила своего заклятого врага Эрнста Бирона и начала править как императрица-регентша. Императором официально считался двухмесячный Иван, а его отец Антон Ульрих, до того времени подполковник Семеновского полка, был объявлен генералиссимусом. Но 25 ноября 1741 года произошел переворот, организованный дочкой Петра I (и, следовательно, тетей принцессы Анны) Елизаветой. Брауншвейгское семейство под конвоем 300 солдат было отправлено в Ригу, а затем препровождено в Холмогоры, где находилось под пристальным надзором до 1780 года.
Возможно, предчувствуя такой ход событий, барон еще в 1740 году отказался от должности пажа и сохранил за собой лишь должность в роте Брауншвейгского кирасирского полка, который был расквартирован в Риге. По злой иронии судьбы охрана опального Брауншвейгского семейства была поручена именно кирасирам, и Мюнхгаузен невольно стал тюремщиком своего бывшего патрона. С карьерой было покончено. Получив в 1750 году чин ротмистра, он вернулся на родину, где стал владельцем Боденвердерской усадьбы, находящейся неподалеку от Ганновера.


Павильон лжи

В Нижней Саксонии Карлу Фридриху также не нашлось занятия по душе. Карьеру в немецких землях (с учетом огромной конкуренции) нужно было делать с юных лет, а 30-летнему ротмистру-пенсионеру, который к тому же числился самовольно покинувшим службу, ничего не светило. В обществе происходили серьезные перемены, родовитое дворянство постепенно утрачивало ключевые позиции в герцогстве, ему на смену приходил класс буржуазии. Бюргеры не особо жаловали прежних хозяев жизни. У Мюнхгаузена не сложились отношения с жителями Боденвердера, он ограничился общением с соседями-помещиками, уделял много времени псовой охоте и хозяйству.
Судя по всему, Мюнхгаузен был человеком эгоцентричным: не добившись ратного успеха и не найдя места в гражданской жизни, он тем не менее не хотел оставаться в безвестности. У себя в поместье Мюнхгаузен построил павильон, где делился с друзьями воспоминаниями о России и охотничьими историями. Посиделки давали барону возможность услышать ­восхищенные возгласы и тем самым хотя бы частично удовлетворить тщеславие. Вероятно, изначально рассказы были достоверными. Но интересных сюжетов в памяти находилось не так много, приходилось украшать впечатляющими подробностями старые истории. Со временем Мюнхгаузен придумал истории про волка, запряженного в сани, взбесившуюся шубу и вишневое дерево, выросшее на голове у оленя.
Изредка Мюнхгаузен выбирался в соседние города — Ганновер, Гамельн и Геттинген. В последнем он посещал трактир «Король Пруссии», где повторял свои истории уже в присутствии незнакомых людей. Вероятно, здесь его и услышал некий анонимный автор, опубликовавший в 1781 году в берлинском альманахе Vade Mecum fur lustige Leute («Путеводитель для веселых людей») 16 историй о приключениях офицера M-h-s-n’а из H-r’а. Два года спустя в девятом выпуске этого же альманаха были опубликованы еще две истории, рассказанные «господином M-h-s-n’ом». В числе этих рассказов были и три истории, заимствованные из книги графа Линара.
В 1785 году библиотекарь Рудольф Эрих Распе перевел эти веселые рассказы на английский язык и анонимно издал в Лондоне книгу Baron Munchausen’s Narrative of His Marvellous Travels and Campaigns in Russia («Повествование барона Мюнхгаузена о его чудесных путешествиях и походах в России»). Собственно, так наш фрайхерр стал бароном. В Англии Распе скрывался от немецкого правосудия за кражу монет из коллекции гессенского ландграфа, и публикацией «Лживых историй» надеялся поправить свое финансовое положение. Книга стала бестселлером и в первый же год выдержала шесть изданий. Во втором издании Распе ­серьезно переработал текст предыдущих историй и добавил морские рассказы.
В 1785 году немецкий поэт Готфрид Август Бюргер перевел книгу Распе с английского языка на немецкий и назвал ее Wunderbare Reisen zu Wasser und zu Lande, Feldzuge und lustige Abentheuer des Freyherrn von Munchhausen («Удивительные путешествия на море и на суше, военные походы и веселые приключения фрайхерра фон Мюнхгаузена»). Уже в следующем году она была переиздана четыре раза, а имя ее главного героя стало нарицательным как образ фантазера, хвастуна и обманщика. Жители Боденвердера окрестили охотничий павильон Мюнхгаузена «павильоном лжи» и с удовольствием рассказывали о чудачествах земляка приезжим.
А Мюнхгаузен даже не мог вызвать обидчиков в суд. Во-первых, книги, на которых стояло его имя, издавались анонимно. А во-вторых, как может выступать в суде lugenbaron (т. е. «лживый барон»)? Кто же поверит самому большому обманщику на свете?


Нежданная слава

Во второе издание «Удивительных путешествий и веселых приключений» (которое опиралось на пятое британское издание Распе) Бюргер добавил несколько новых сюжетов. В частности, Бюргер устами Мюнхгаузена рассказал читателям о восьминогом зайце, полете на ядре, вытягивании себя и коня из болота за косичку на голове и ряд других. В 1789 году лютеранский священник Генрих Теодор Людвиг Шнорр счел обидным, что Мюнхгаузен путешествует где угодно, но только не в Германии, и написал «Дополнения к удивительным путешествиям на суше и на море и веселым приключениям барона фон Мюнхгаузена, о которых он обычно рассказывает за бутылкой в кругу своих друзей». Образ величайшего вруна всех времен и народов был создан. Россиян с Мюнхгаузеном познакомил Николай Осипов, опубликовавший в 1791 году несколько рассказов под общим заголовком «Не любо — не слушай, а лгать не мешай». Реальный Мюнхгаузен, которому в этот момент был 71 год, тяжело переживал кончину любимой жены Якобины и неожиданную славу, упавшую на его старческие плечи.
Литературоведы часто подчеркивают, что литературный образ Мюнхгаузена-обманщика сложился не сразу. Так, ­линаровский Der Sonderling всего лишь указывал на недопустимое эксцентричное поведение дворянина, а Vade Mecum высмеивал дворянство, способное, по мнению бюргеров, только воевать, пировать и охотиться. Примерно такой же подтекст несло и первое издание Baron Munchausen’s Narrative Распе. Однако социальная подоплека и нравоучительный подтекст показались читающей публике неинтересными; она полюбила Мюнхгаузена за неиссякаемый оптимизм, способность находить неожиданные решения в безнадежных ситуациях и нестандартное мышление. Сколько в этом образе черт, сохранившихся от прототипа, а сколько придумано троицей Распе — Бюргер — Шорр, сказать сложно. В любом случае Мюнхгаузена сегодня знают все от мала до велика на всех континентах.


Парадокс Мюнхгаузена

Сегодня над Мюнхгаузеном перестали смеяться. Ведь если задуматься, не будучи вое­начальником или художником, не совершив никакого подвига, он обрел великую славу, о которой в юности и мечтать не мог. Кто-нибудь помнит человека по имени фон Хойм, второго пажа принца Антона Ульриха, приехавшего с Мюнхгаузеном в Россию? Или командира полка брауншвейгских кирасиров? Более того, мы и самого Распе знаем только благодаря Мюнхгаузену, хотя Рудольф Эрих считал себя серьезным ученым и рассчитывал войти в историю как автор философских трактатов.
И это не единственный парадокс, связанный с именем Мюнхгаузена. Помните, во время войны с турками он попал в болото, схватил себя за косичку и вытащил на твердую землю вместе с конем? Вспоминая этот сюжет, мы говорим «вытянуть себя за волосы», когда рассказываем, как справиться с безнадежной ситуацией. Парадоксальность в том, что с точки зрения физика сила действия на волосы равна силе, действующей на руку, и вытащить себя из болота (даже просто приподнять на миллиметр) никакой силач не в состоянии. Но если рассматривать эту историю метафорически — как пример опоры на собственные силы, все становится на свои места.
Забавно, что сюжет с вытягиванием из болота за косичку придумал Бюргер, имеющий университетское юридическое образование. Собственно, он и Распе, изучавший в университете естественные науки, конструировали сюжеты Мюнхгаузена на противоречии законам природы (таковы, например, истории про полет на Луну, оттаявшие звуки) или как пародию на рассказы путешественников (второе путешествие на Луну, сырный остров). Логика авторов была такой: общеизвестные факты могут оспариваться только обманщиками и врунами. Чем больше в истории противоречий, отличий от персонального опыта читателей, тем очевиднее ложь.
Эта логика отлично работала до начала XX века, когда ученые, а вместе с ними и вся образованная общественность, верили в существование конечного объективного знания. Например, что изучая природу материи, мы способны найти базовые (самые маленькие) элементы, из которых она состоит, и описать формулами законы ее существования. Однако по мере накопления знаний ученые стали признавать ошибочность этого утверждения и признали, что в каждой системе существуют механизмы, подчиняющиеся каким-то иным, непонятным законам. Осознание этого привело к появлению неклассической эпистемологии (то есть совокупности представлений о том, что есть наше знание) и отказе от наукоцентризма.
Грубо говоря, если раньше ученые точно знали, что вытащить себя из болота за волосы человек не в состоянии, то сегодня они говорят: при определенных обстоятельствах такое возможно. Для устранения логических противоречий они нередко используют разного рода парадоксы, которые называются по именам их открывателей (Гетье, Карри, Кэролл) или по содержанию (парадокс неожиданной казни, парадокс пьяницы, парадокс лотереи). В качестве примера можно привести парадокс Гегеля: «История учит человека тому, что человек ничему не учится из истории». И вот среди этих замечательных логических головоломок существует трилемма Мюнхгаузена.


Обоснование знания

Трилемма — логическая конструкция, состоящая из трех связанных между собой посылок, из которых нужно выбрать одну. Например, трилемма — это когда былинный богатырь остановился перед камнем с надписью «Кто поедет прямо, будет в холоде и голоде; кто поедет направо, тот сам останется цел, а конь будет убит; кто поедет налево, тот сам будет убит, а конь останется цел». Выбор неочевидный, но многие бы поехали направо.
Трилемма Мюнхгаузена была придумана профессором Майнгеймского университета Хансом Альбертом. Смысл ее заключается в том, что полное логическое обоснование всех положений системы невозможно, поскольку при обосновании одних предложений используются другие, которые, в свою очередь, требуют обоснования. Человек, который пытается что-либо доказать, идет одним из трех возможных путей: либо обосновывает используемые в процессе предыдущего обоснования аргументы (регресс в бесконечность); либо возвращается к высказываниям и аргументам, которые уже были использованы ранее (логический круг); либо волевым усилием прекращает процесс обоснования (разрыв цепи).
Регресс в бесконечность предполагает, что любое утверждение базируется на каких-то других утверждениях, которые, в свою очередь, базируются на третьих утверждениях, которые… Вместо того чтобы идти вперед, человек вынужден каждый раз возвращаться на шаг назад, чтобы ввести какие-то новые определения. Представьте, что вы решили объяснить дикарю принцип действия сотового телефона. Для того чтобы он вас понял, вам придется отступать от сложных понятий к простым в поисках точки, где собеседник мыслит с вами одинаково. Однако вполне возможно, что дикарь окажется человеком с критическим мышлением, и эту точку вы не сможете найти никогда.
Если вы не желаете бесконечно обосновывать свое утверждение и далеко уходить от предмета обсуждения, вы можете сделать логический круг. Простейшая иллюстрация логического круга. Откуда метеоролог знает о наступлении холодов? Потому что житель Крайнего Севера отправился на заготовку дров. Откуда житель Крайнего Севера знает о холодах? Потому что ему сказал шаман. А шаман откуда знает? Ему сказал метеоролог.
Но это негодные обоснования, которые затягивают в пустую дискуссию, как в болото. И поэтому любой человек может, как Мюнхгаузен, вытащить себя за волосы из этой пучины, сказав, например: «Я считаю, что все уже объяснил, поэтому давай прекратим разговор». Это и будет разрыв цепи обоснований. Бесконечный регресс практически неосуществим, круг — ошибочен, следовательно, процесс обоснования приходится останавливать волевым усилием.
И что же следует из трилеммы Мюнхгаузена? Как минимум, что мы не можем полностью и до конца обосновать ни одно суждение. А обоснование, между прочим, это одно из трех базовых критериев знания, которое, согласно классическому философскому определению, есть истинное обоснованное мнение. Если у нас есть мнение и это мнение истинно, но мы не можем его обосновать, следовательно, мы не можем утверждать, что знаем что-то доподлинно.
Нельзя вытащить себя за волосы из болота. Откуда это известно? Сила действия на волосы равна силе, действующей на руку. Откуда известно, что сила действия равна силе, действующей на руку? Это закон, который открыл Ньютон. Откуда известно, что этот закон открыл Ньютон? Об этом написано в учебнике. Откуда автор учебника знает о Ньютоне?.. Ну вы понимаете: регресс в бесконечность. И если мы не можем доказать, что Мюнхгаузен не мог вытащить себя из болота, получается, обратное утверждение имеет равную силу?
Послушайте, но ведь барон и в самом деле никогда не врал, а говорил только чистую правду. Все было именно так, как он рассказывал. Летал на Луну, укрощал взбесившуюся шубу. А теперь спросите у меня, откуда я это знаю.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

2 (79) 2016
Номер 2 (79) 2016

Краткий анонс:
Ударил - защищайсяДвижение по расписаниюЕлена Чайковская: "«Создайте атмосферу добра"Счастливая историяЧеловек-оркестрМесть баронаСамбо онлайнКарельский вариантИз Казани в Санкт-ПетербургЗа опытом в ЛитвуСезон открытУдачный формат
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100